«Когда наши имена появились на Аэгисе, я не знал, что делать дальше»

Курo «Kuroky» Сaлexи Тaxaсoми сeмь лeт шeл к пoбeдe нa The International. Oн учaствoвaл вo всex чeмпиoнaтax мирa, рaбoтaл в тeчeниe мнoгиx лeт, нo eму удaлoсь oдeржaть пoбeду тoлькo в этoм гoду. Для сaйтa The Players Tribune легендарный игрок написал большой блог о турнире, об атмосфере в команде и своих чувствах во время матчей и после победы. Приводим яркие фрагменты самого искреннего рассказа чемпиона The International.

Поражение от IG

Утром перед нашим первым матчем, когда посмотрел на свою команду, я понял, что что-то не так. Мы просто не были свободными, как обычно. На турнирах, которые мы выигрывали, я никогда не чувствовал, чтобы мы играли в страхе или волнении.

По какой-то причине в то утро матча против Invictus Gaming огни светили слишком ярко, и все это давление отвлекало нас от игры. Помню, как смотрел на GH, который играл на своем первом The International, и легко мог понять, что он изо всех сил старается сохранить спокойствие. Мы просто не были готовы к конкуренции и поплатились за это.

Это абсолютно нормально. Команды все время обделываются на The International. Это своего рода традиция. Но моя работа как капитана — выбить это все из их головы. Когда я даю интервью, я очень спокоен. Таким меня знают люди. Но после этого поражения я понимал, что должен показать ту сторону себя, которую публика видит очень редко, собрать все свои силы и вытащить нас из этого приступа паники.

За кулисами у меня был очень долгий разговор с моими игроками. И употребляя слово «разговор», я имею в виду «речь». У меня не получается естественно повысить голос. Часто мне кажется, что я заставляю себя кричать. Но когда я это делаю, это, безусловно, привлекает внимание моей команды.

Они такие: «Воу, Куро кричит, значит он настроен решительно».

И да, я кричал. Много.

Работа в команде и лидерство

Есть одна деталь, которую я узнал в течение своей карьеры в Dota 2 — нет ничего важнее хорошей командной работы.

Да, очевидно, что ваши игроки должны быть талантливы и дисциплинированны, но когда вы играете на The International — это данность. Здесь все знают свое дело. Вам не нужна тонна дополнительной мотивации, когда вы играете против 17 лучших команд мира за призовой фонд в 24 миллиона долларов.

Раз все на этом уровне обладают огромным индивидуальным мастерством, то в конечном счете, когда речь заходит об успехе, решающей оказывается небольшая часть уравнения. То, что действительно отличает победителей от проигравших — это не то, как вы справляетесь со своей личной задачей, а то, как вы сосуществуете со своими товарищами по команде.

Лидерство, совместная работа и «химия» — это то, что создает чемпиона. Поддерживают ли друг друга тиммейты? Будут ли они рвать друг другу глотки после поражений? Сможете ли вы быть уверены друг в друге, когда кто-то пропустит ганк или ошибется с позицией? Когда вы неизбежно проигрываете, сможете ли вы сохранить оптимизм или ваша команда сломается под гнетом негатива. Конечно, это все может звучать как клише, но любой, кто соревновался на этом уровне, поймет, что это правда. У вас может быть самый высокий MMR в мире, но если вы не играете как единое целое, вы обречены.

О волнении

Когда мы стояли за кулисами, оправившись от нашего поражения против Invictus, я сказал своим парням, что все что заставило нас проиграть, было у нас в голове. Так что нет причин сомневаться в своих способностях. Тебя не должен пугать The International. Да, он, конечно, пугает, но сосредотачиваться на сцене и призах — это самоубийство. В этом смысле вам нужно обмануть себя, поверить, что все это нереально — это просто еще один турнир. Это может показаться сумасшедшим, но я всегда говорил: «Не думай о победе! Просто сосредоточься на том, чтобы хорошо выступить». Потому что, если ты сможешь сделать это, все остальное придет само собой.

Конечно, я не застрахован от волнения. Я играл на семи The International. Я занял второе место в 2013 году, а потом восьмое в 2014, 2015 и 2016. Выиграть Аэгис всегда было целью моей жизни, и как лидеру, я думаю, это дало мне нужный взгляд на ситуацию и позволило посочувствовать моим молодым тиммейтам, которые к этому непривычны. Когда я посмотрел в глаза GH, я увидел ту же тревогу и волнение, которые испытывал на своем первом The International. Поэтому когда я говорил со своей командой после поражения, я был с ними открыт настолько, насколько мог. Я сказал им: «Ребята, я проигрывал на этом турнире уже шесть раз. И я не боюсь проиграть снова. Так что и вы не должны. Мы сыграли вместе так много турниров, это просто еще один из них».

О финале

Мне кажется, что в гранд-финал нас привела положительная энергия, и мы принесли ее с собой в самый главный матч в своей карьере. У нас была хорошая статистика в матчах против Newbee, но я все время напоминал команде, чтобы она не успокаивалась. Не имеет значения, что мы обыгрывали их в прошлом. Это гранд-финал The International, и они находятся здесь не просто так.

В конце концов мы обыграли их в трех картах подряд, первый раз, когда The International закончился с таким счетом. Самая приятная часть всего этого заключалась в том, что мы все вместе играли в самую лучшую доту в своей жизни. Когда мы начали разваливать, я заметил, что мои тиммейты стараются заводить толпу.

В такой момент вы понимаете, что играете уверенно.

Тогда я понял, что мы играем в удовольствие.

Чувства после победы

После победы я плакал.

Мне это не очень по душе, но я ничего не мог с собой поделать. Всё на сцене было каким-то нереальным. Наконец, мы были чемпионами мира и конечно же на 10 млн долларов богаче. Кто-то сказал мне, что это сделало меня киберспорстменом с самым большим количеством призовых за все время. Это хорошо, и я рад, что я заработал себе на жизнь, но это не то, ради чего я играл в эту игру. Я хотел быть лучшим в том, что я люблю, и никакая сумма денег не сможет превзойти этого чувства удовлетворения.

После того, как вернулись первые эмоции, я почувствовал что-то странное. Я провел 7 лет, пытаясь выиграть The International. Это была моя единственная цель во всей взрослой жизни. Каждый день я тратил, чтобы еще лучше играть в Dota 2. Пересматривать записи, тренироваться с другими командами, создавать теории — каждый день. Сейчас, когда я достиг этого, меня настигло отвратительное чувство пустоты. Почти депрессия. Это какое-то чувство темноты, как будто я потерял что-то знакомое.

Меня смутило это чувство.

Это было похоже на то, что со мной что-то не так. Дело не в том, что я не был рад или не гордился тем, что мы победили. Честно, я был счастлив. Это самое большое достижение в наших карьерах. Но я думаю, что по этой же причине мне было так странно. Победа на The International отняла у меня один мотивирующий фактор. Это было то, ради чего я поднимался по утрам с кровати, то, о чем я думал перед сном. Теперь, когда наши имена появились на Аэгисе, я не знал, что делать дальше. Мир не изменился. Жизнь продолжалась. Вы так много работаете — и вдруг все закончилось. Да, я наконец получил то, чего так хотел, но я никогда не задумывался о том, что будет потом. Полагаю, что мне нужно научиться жить после того, как я покорил эту высоту.

Планы на сезон

Несколько дней спустя я сидел дома и пытался понять, что будет дальше. В конце концов я стал одержим новой целью: выиграть следующий The International.

Я знаю, в это сложно поверить, ведь впереди огромный календарь турниров по Dota 2, но это единственное, о чем я могу думать. Я пытался научить себя жить одним моментом, потому что знаю, что навязчивые идеи до добра не доводят, но она захватила меня.

Единственное, что меня успокаивает — это понимание, что я пойду к этой цели не один. Судьба подарила мне самую трудолюбивую и сдержанную команду на планете. Team Liquid — это особая группа людей, на каждую победу или поражение они ответили энергией, дисциплиной и сочувствием. Для меня было честью быть их капитаном, и мы будем готовы к тому, что судьба уготовит нам дальше.

Победа на The International — это что-то невероятное. Я знал, что это будет чем-то невероятным. Но выиграть его с этими ребятами — вот что сделало ее по-настоящему особенной.