Псковских Бонни и Клайда надо было спасать через соцсети

— В дом мы входили с зачехленными стволами. Был приказ: не применять оружия, даже в случае если по нам откроют огонь, — рассказал один из собровцев, штурмовавших дом в поселке Струги Красные под Псковом, где прятались двое 15-летних влюбленных.

Был расчет, что у Кати и Дениса только ружье и они смогут сделать лишь два выстрела, потом надо перезаряжать.

Поднять перископ

Подростки сбежали из дома, когда Катя сильно поссорилась с мамой. Три дня прятались в дачном домике родителей девочки. Их нашли, и началась осада дома. В течение пяти часов Катю и Дениса пытались выкурить полицейские, а они, найдя в сейфе отчима два охотничьих ружья и пистолет, отстреливались.

Все это время ребята сидели в соцсетях, обновляли свои статусы, переписывались с друзьями, полтора часа (!) вели видеотрансляцию всего происходящего в Periscope. Для тех, кто не в курсе, объясним: Periscope — это приложение на телефоне, позволяет все, что попадает в объектив мобильника, транслировать прямо в интернет. Очень популярно у молодежи. Не слыхали про такое? Вот и полицейские не догадывались.

— Оцепившие здание люди не знали о видеообращениях подростков, — признался источник, близкий к следствию. — А как вы себе представляете полицейского или спецназовца на задании? Вооруженного мобильным телефоном и ищущего в соцсетях участников событий? Ни одна наша инструкция работу с соцсетями не подразумевает.

Это стоп-кадр с видео, которое снимала Катя. Денис зарядил ружье и готовится стрелять. Фото: instagram.com

Ни одного переговорщика

Зато у штурмовиков был мегафон.

— Хватит дурака валять! Не делай глупостей, — надрывался командир отряда. Все население Стругов Красных от этих криков по домам попряталось… Подростки тоже не выходили.

— Сначала мы были уверены: в здании несколько человек, среди них дети, и кто-то неизвестный удерживает заложника, — продолжает участник штурма. — Позже решили: это Денис удерживает Катю. Требовали выпустить ее из дома.

«Я не в заложниках. Это мой осознанный выбор», — тут же написала девушка на своей страничке в соцсетях. Она думала, об этом сразу узнает весь мир.

Но полицейские соцсетей не читают, вы же помните. Нет инструкций. Поэтому мегафон продолжал гаркать на всю улицу.

Посты ребят в соцсетях и их трансляцию замечали только одноклассники и друзья.

— Мы читали это все на большой перемене, когда пошли в школьную столовую, — говорит одноклассница Дениса. — Но нам показалось, что ребята прикалываются.

Увидела эти посты и классная руководительница Кати, которая была у нее в друзьях.

— У нас с Катей были доверительные отношения. Я пыталась ей дозвониться, — говорит Жанна Ушкачева. — Но она не взяла трубку. Если бы я туда поехала, мы бы зашли в дом, взяли бы их за руки и вывели.

В правоохранительных органах подчеркнули: к ним никаких сигналов от подростков или педагогов не поступало. Никто не сообщил в органы о том, что происходило в параллельном мире соцсетей.

Не сообщили, возможно, еще и потому, что думали: на месте же работают специалисты, профессиональные переговорщики… Хороший психолог всегда найдет аргумент в пользу того, чтобы человеку жить. Особенно если ему всего 15 лет.

— Вы насмотрелись американских фильмов, — сказал нам в ответ на это собровец. — Во всем регионе ни одно силовое ведомство не имеет такой штатной единицы. Лет 10 назад у нас был человек с подвешенным языком, его посылали в случае чего. Но и он не был психологом.

Приятели подростков рассказали, что Катя была взбалмошной и часто ссорилась с родителями. Фото: Соцсети

Параллельные миры

— Так сдаваться или нет? Не игнорируйте нас! — говорит ближе к концу в трансляции Денис. Оба подростка выглядят загнанными. Им просто страшно. Ждут, что кто-то подскажет, что же делать. Поможет. Выведет. Но их так и не услышали.

— Денис, давай выходи, — снова хрипел громкоговоритель, а несколько человек уже готовы были ворваться в дом. — Все устали уже. Спокойно сам выходи, только беды не натвори.

На этот раз ответа не последовало, никто не вышел. Начался штурм.

— Еще дым от светошумовых гранат не рассеялся, а из окна второго этажа кричали: «Скорую», — рассказывает сотрудник органов. — Подростки были мертвы до того, как в дом вошли силовики.

На это указывают и предварительные данные экспертизы.

— У подростков огнестрельные ранения в области подбородка, полученные в результате выстрела с близкого расстояния из гладкоствольного охотничьего ружья, — отметили в Следственном комитете по Псковской области, и для тех, кто подозревал, что подростков убили во время штурма, добавили: — Такого оружия у сотрудников СОБРа, входивших в дом, не было.

ОФИЦИАЛЬНО

— Цена этого происшествия — две жизни. Никакие слова не могут компенсировать боль утраты, — заявил губернатор Андрей Турчак. — Также важно отметить, что ребята состояли в «группах смерти» в соцсетях. Но взрослые были равнодушны. Участие детей в «группах смерти» «Черный дельфин», «Белые киты» и прочее — это звоночки, на которые нужно обращать внимание.

По предложению губернатора теперь в школах Псковской области учителей просят мониторить соцсети всех учеников седьмых — девятых классов, которые входят в группу риска, в надежде пре­дупредить новые трагедии. Тех педагогов, которые с интернетом не на ты, будут учить этому. 

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА 

Румия КАЛИНИНА, семейный психотерапевт: Жизнь стала дешевле лайков

— Как и в любой трагедии, здесь сошлись несколько факторов… Сетевая мораль, которая установилась в интернете, где самая большая ценность — лайки. Причем способ их получения становится не важным. Даже ценой жизни, которая обесценивается из-за большого количества насилия и смерти в СМИ. Ведь если о чем-то много говорят, это становится «нормальным», и нет больше барьера, страха. Плюс проблема отцов и детей.  Но спасти ситуацию могут именно родители (не государство и не школы). Делать это можно по-разному: разговоры, совместные дела. Главное — не форма, а содержание: внимание к жизни ребенка, к его интересам. Не оценивать с высоты взрослого опыта: «все это глупости и ерунда», а попробовать понять свое чадо.